November 6th, 2016

Беркем о фундаментальных причинах

Спецом для моего френда, выкопал из архивов.

Татарский радыо атвичаит – 2
24 Ноябрь 2009
В наш ридакцыя пырыходыт купсанлы писемлар с один и тот же вопрос. Мы с редакцыя до сих пор делали танлык нащщот этот важный вопрос, и чиста ради камрада Алекса держали такой хетер калдырырлык фикерлар при себе.
Но всякий терпений пырыходыт конец, и как бы не был кетелмеген такой слова для ипташ Алексворд, мин хазер будет такой вопрос дават атвет.

Ты согласен с прогнозами Авантюриста, или имеешь собственное
видение по срокам БП?


Камрад, какие нахуй сроки, ты чо. Те, кто “строит модели” и “доказывает с цыфрами на руках” – реально потерянные парни. Поэтому всякие “сроки” – бывают только у них. И поэтому они здорово напоминают местечковых шаманов, которые стоят у железки и тупо фтыкают на паровоз, от бессилия “разрабатывая модели” – а сколько шайтанов сидит в этой шайтан-арбе? А какие у них между собой отношения? А че они там кушают – мацу, пельмени, или таки плов с бараниной? А куда потом ходят какать? А вон дым идет – это они там курют или матрас подожгли?

Понял, нет? Эти горе-шаманы изначально воткнули не туда. И теперь они могут заебать этот сабж хоть до пены, беременность не наступит :)

Фундаментальные перемены – они, брат, наступают от фундаментальных же причин. Не от людских выдумок типа “обменного курса” и “уровня ликвидности”. Вся эта денежная белиберда с фундаментальными факторами рядом не валялась. Вдумайся, это же очень просто: никакие “денежные вопросы” не имеют определяющего значения для жизнедеятельности огромного людского стада в шесть миллиардов голов.

Для стада имеют значение главные вещи.
Collapse )

Ножи Норильлага

Оригинал взят у knebeckaize в Ножи Норильлага
Если кто тебя окликнул — не дергайся. Особенно, если свистом, это правило. Свистом слабых фильтруют. Оглядись, паузу выжди, подумай. В лагере торопиться некуда. Поэтому, когда из проема дверей мастерской вынырнули три силуэта и левый лоб тут же дал маяк «иди сюда», Суббота не дернулся. Поправил косынку, стягивающую русый бобрик, перетащил на лоб защитные очки. Выждал, потом не торопливо отключил фрезер и нарочито спокойно пошел не к визитерам, а к крепкой дощатой скамье. Сел, вытер серой тряпицей руки, загнав в трещины кожи очередную долю металлической пыли и жестом пригласил главаря присесть. Тот хмыкнул через прищур, жестом остановил нукеров — постоите. По полу тянуло. Как ни заделывал Суббота низкие оконца, как не конопатил щели, ветхая постройка, раскачанная арктическими пургами, ветер держала плохо.
— Бог помощь, Суббота, как жихтаровка (жизнь) течёт? Готов ли мой «ёжик»? Срок, — Рамазан, авторитетный «передовой» вор из второго лаготделения, поинтересовался мимоходом, как бы мимо проходил.
— Без несчастий. А нож сделал, — не вставая с места, Суббота потянулся вправо и достал из-под скамьи сверток, показал. Тускло сверкнул полированный клинок, заиграли кольца набора рукояти. Тонкий финский профиль, узкие неглубокие долы, которые уголовники упорно объявляют «кровоспусками». Лбы подошли поближе, слегка наклонились по бокам, в этикет. Вот загадка, по зонам ходят, как по проспекту, лишь на центральные улицы не суются!
— Франзовый «ёжик»! — одобрительно прогнусавил слюнявый Сипа, самый паскудный лоб из всего окружения Рамазана, но главное углядел сразу. — Почто все полоски внизу?
Collapse )